1987 год

№55.маслов1Театр, оставшийся без главного режиссера, — это беда, которая существует вне всяких комментариев. «Замолкли звуки чудных песен»… и в наступившей тишине самая талантливая и уверенная в себе труппа беспомощна. А дальше, как водится – «незаменимых людей нет». И вот – замена. Главным режиссером становится Владимир Маслов.

Казалось бы, чего лучше желать? Свой, далеко не рядовой актер БТК (с 1978 г.), талантливый драматург, по пьесам которого Виктор Сударушкин поставил не один свой незаурядный спектакль («Любовь, любовь», 1977; «Иностранец в Риме», 1983; «Петербургская фантазия», 1982). Молодой, полный сил, сформировавшийся как творческая личность именно в этом театре, недавний партнер и товарищ, с твердой установкой «вернуть» артистов к их главной профессии – людей, работающих на ширме с куклами, без так называемого “живого плана”», с текстами двух готовых пьес – для детей и взрослых («Щуча» и «Смерть начальника») пришел Владимир Маслов в осиротевший театр. Авторитет его как актера был очень высок. Он фантастически владел куклой. Он и незабываемый Эдик Драпкин, который удостоился сравнения с великим Чаплином, были самыми заметными актерами среднего поколения БТК, почти равными его корифеям. Владимир Анатольевич Маслов начал с детского спектакля «Щуча» (постановка Э. Таваркиладзе, куклы и сценография В. Ховралевой, музыка В. Воробьева и М. Гендель).

Спектакль имел успех. Это был веселый и музыкальный спектакль с яркой театральностью, который решал вполне серьезные нравственные проблемы, убеждая в необходимости чувства товарищества, доброты, великодушия. Спектакль оставил по себе добрую память. Принят коллективом был благосклонно.

Следующим стал спектакль для взрослых «Смерть начальника». Это название стояло на премьерной афише Большого театра кукол, а рядом характерный абрис главного героя пьесы – Барана, точно уронившего свою тень на газетную страницу.

№55.масловБТК тогда первым среди театров кукол отозвался на события, которые определяли суть и смысл того, что мы все видели вокруг себя. Это был дебют Владимира Маслова в новом качестве режиссера. Но, спектакль, на который все так надеялись, несмотря на то, что в нем были симпатичные моменты и актерские удачи, успеха ни у публики, ни у профессионалов не имел. Претензии были в основном к режиссуре.

В театре стала нагнетаться атмосфера недоверия главному режиссеру, недовольства его вдруг обретенной властью, и это на первый взгляд было объяснимо. Вчера рядом стояли за ширмой, а нынче он претендует на иную роль, диктует, распоряжается, довлеет. Кроме того Владимир Анатольевич позволил себе редактировать спектакли Сударушкина не только как автор текстов, и делал это достаточно своенравно.

Причины, из которых возникает и формируется общественное мнение, всегда чрезвычайно разнообразны и специфичны. Особенно в театре. В итоге ситуация складывалась почти по Чехову: «Какой это писатель, я с ним вчера чай пил…»

С какими чувствами Владимир Маслов покинул театр – кто знает о тайных бурях в чужой душе? Он был талантливый человек, превосходный актер, известный драматург, чьи пьесы шли во многих театрах России. После ухода из БТК ему было чем заняться. В соавторстве с Львом Щегловым она написал книгу «Лабиринты плоти», работал в кино, прожил, к сожалению, недолгую жизнь… Он умер в 1998 году.