1997 год

Она не любит рассказывать о себе, хотя ей есть о чем рассказать за 40 лет работы в БТК. Вопреки расхожему мнению о коммуникабельности и раскованности актеров, Нина Тарновская крайне сдержанна, даже замкнута и привычно держит дистанцию между собой и собеседником. Но эта отторженность не свидетельствует ни о равнодушии, ни о пустоте внутренней. Напротив, в ней, этой закрытости, всегда чувствуется определенность симпатий и мнений, четкое понимание ситуации и лиц. И, может быть, внешняя поглощенность актрисы собой и кажущаяся несвобода в общении как раз и объясняются той внутренней непрекращаемой душевной работой, которая для нее обязательна, потому что – сознательно или бессознательно – она неустанно собирает и систематизирует (для себя, авось пригодится!) все, что видит. И этот поток наблюдений для Нины Тарновской так же обязателен, как дыхание. Может быть, именно потому так многогранны ее характерные роли, так много в них выразительных деталей и черточек. Все они из этой душевной копилки, в которой присутствуют и романтичность, и мечтательность – для героев положительных, что-то очень свое и совсем непохожее на себя, даже вопреки себе – для всех прочих ролей – так интереснее.

Тарновская – человек, умеющий себя организовать, постоянный в своих привязанностях и точный в оценках. Она редко пускается в откровенности, но за сказанное всегда ручается. «Это совершенно точно», — часто говорит она. И эта человеческая определенность, наверное, помогает ей в моменты, требующие от нее принципиальных решений.

Н. Тарновская знает, что такое разлад с собой, когда при полном понимании рисунка роли она (эта роль) не получается, но умеет добиваться своего и радоваться достигнутому.

Н. Тарновская стала одной из ведущих актрис БТК. Ей хотелось как можно больше играть. И она многое успела. На некорректный вопрос, были ли в ее творческой жизни потери, что-то дорогое, не сыгранное, Н. Тарновская без паузы ответила однажды: «Джульетта. Не довелось, а так хотелось…»

Вы помните начало? – Златка!
Что старт дала ролей десятку.
Союз Ваш с куклою крепчал,
Вас к славе Златка приучала.

Летят сезоны, и когда-то
Вы были Тетушкой Агатой
И петушком по кличке «Рек»,
Но что запомнилось навек,
Что знали мы не понаслышке:
Ваш Петя Зубов и Ваш Мишка!

А Мариетта, Клементина,
И Ваша огневая пляска?!
Ведь помнят зрители поныне
Волшебный шарм субретки в красном
<…>
От восхищения устал,
Завяли уши от похвал,
Но он отнюдь не по секрету
Две сотни раз сказал всем это:
Что ни в лесу, ни на равнине
Никого нет лучше Нины!

Продолжают марафон
Госпожа О-де-Колон,
Красная Шапочка, Веня, Кишмишка
И с хвостиком белого цвета мышка!

… Не кончается строка
На заслуженной пока.
Пусть увидит театр родный
Вас – артисткою народной!

К.М. Черкасская