Миша Гришин, актер

Театр ворвался в мою жизнь внезапно, я даже и не ждал его. Должен был стать программистом (смеется).

Иногда хочется ничего не знать, быть не в материале… как зритель, пришедший в первый раз. Но чтоб зритель понял — нужно «нырнуть» в материал, «поплавать» в нем. И уже на финише «подплыть» к зрителю.

Говорят – не бывает маленьких ролей. Бывают. «Героев» в моей театральной жизни, как таковых, еще не было. Поэтому говорить о передающихся привычках и прочем не могу.

Что хотелось бы сыграть? Играть – это уже главное счастье актера. Иначе, зачем идти в эту профессию? При поступлении многие говорят, что, мол, идут в профессию для просвещения, очищения, служения, по-другому не могут… Но 99% лукавят, забывая сказать, что хотят еще и кинокарьеры, и заработка, и больших ролей… С открытия правды самому себе и начинается актер, так я считаю. Реакция зрителя, диалог с залом неимоверно важен для актера. Всегда, всегда чувствуется эта связь. Насколько подключен зал к тебе. Насколько ты к залу. Говорят, что бОльшую часть спектакля делает зритель. Пожалуй, соглашусь. А иначе для кого мы играем? (улыбается)

Смешного и забавного в театре много. Особенно за сценой. В юморе и шутках мы находим разрядку. Мы можем говорить о вещах, о которых не спросим и не скажем напрямую. Утверждаемся в каких-то ситуациях и взаимоотношениях. Подбадриваем друг друга. И, конечно же, заряжаемся энергией. Опять же, шутка — это импровизация. Своего рода тренинг для актерского мастерства и гибкости ума.

Любое хобби, так или иначе, связано с актерской деятельностью (смеется) Кроме, пожалуй, автомобилей. Вот тут у меня отдельная страсть! (улыбается) А еще готовить люблю (улыбается)

Какое будущее театра?… Люди приходят и уходят, а театр остается, с нами или без нас…