Максим Гудков, актер

Мы начали работать с Русланом Кудашовым еще в театре «Потудань», это было до БТК. И для меня – прежде всего – БТК – это режиссер и художественный  руководитель, который коренным образом перестроил театр. Удивительно, но нам друг другу не нужно очень много говорить, разъяснять, объяснять – мы на одной волне. Сейчас репетируем «Шпиль», я понимаю: это спектакль будет про него. Знание и осознание помогают мне и роль строить таким образом, чтобы герой выражал – его, русланово – отношение к жизни, современному театру вообще и БТК, в частности.

Думаю, залог такого стопроцентного попадания друг в друга то, что мы были однокурсниками. Мастером был Григорий Козлов. Но штука в том, что мы не принадлежали этому курсу, пришли извне. Я пришел с курса Владимира Петрова, Руслан — с курса Владимира Зайкина. Нам сложно было войти в сложившийся коллектив, и мы – как земляки – старались держаться  вместе. И создавали тоже – вместе. Первая попытка – «Идиот», где я – Мышкин, а потом – «Потудань» по Платонову. И всегда держались немного особняком.

Думаю, мы совпали – прежде всего – человечески, а потом профессионально. Потом был перерыв, и вот опять – две работы: «Иов» и «Шпиль». Мне безумно легко с ним. Очень хочется верить, что и ему со мной.  При наличии заготовок, четкого осознания, что ему нужно от актера, Руслан предоставляет артистам фантастическую свободу самовыражения.

Хотя Руслан Кудашов – человек не простой. Он театру создал лицо. У БТК – длинная история, но к моменту прихода Руслана театр был в жалком состоянии.  Он изменил ход истории, логику развития сюжета,  а для этого необходима смелость. Руслан же берет материал априори несценичный – Замятин, спектакли о певцах, Ветхозаветная трилогия – это все очень сложные — я обывателя да и для критиков — спектакли.

БТК – пространство честных поисков режиссера. Очень здорово, что в этих поисках у Руслана много единомышленников, учеников, которых Р. Кудашов сумел воспитать. У нас в афише нет случайных названий: каждая постановка – принципиально важная для режиссера история. И новая работа – очередной заход на личную территорию. Я про «Шпиль». Это про художника, про его жертвенность во имя возведения храма. И это – крест для творца. Путь, сопряженный с ошибками, обидами окружающих, -конфликтная история.

16 мая исполняется 85 лет БТК, и я подхожу к этой дате с волнением: мы даем в праздничный день премьеру. Премьеру, лишенную традиционной для праздника слащавости, – я имею в виду «Шпиль». И в этом тоже Руслан, проводящий своеобразное изучение, какой ценой дается подлинное искусство. И я, получается, как главный герой, играю немножко Руслана в том числе.  Не первым, конечно, но – вторым и третьим планом, поскольку вижу те жертвы, на которые идет наш художественный руководитель. Наверное, с таким чувством – тревоги и волнения – я подхожу к юбилею.