Клавдия Гущина, администратор

Я работаю в БТК с 21 ноября 2009 года, страшно сказать, что пошел седьмой год.

Я училась в Театральной Академии на менеджера исполнительских искусств. На четвертом курсе пришла подрабатывать с другом, он администратором малой сцены, я – билетером. Деньги были маленькие, но приятные, но на самом деле я согласилась из-за того, что мы с Толей (актер театра Анатолий Гущин – прим.) тогда как раз познакомились и решили пожениться, хотелось быть рядом. Потом мы с другом  поменялись должностями, а со временем он ушел на свой проект. Я собрала свою команду и работаю с ней до сих пор.

Моя работа заключается в том, что я принимаю зрителя. Зачастую мне достаются экстремальные, сверханшлаговые спектакли, потому что мне почему-то удается уговорить любого сидеть на полу три часа, а потом еще и благодарности за это выслушивать. Помимо этого я отвечаю за полиграфию, то есть за все, что печатается в театре: афиши, программки, баннеры и т.д. Фото и видео контент за мной, гастроли, проекты, наш фестиваль. Много всего разного и иногда странного я делаю.

Работа в театре никогда не бывает скучной. Я пробовала сидеть в офисе, но не мне это быстро надоело. В театре у меня свободный график, я завишу только от спектаклей детских по выходным, в остальные дни могу приходить днем и носиться до полуночи, а то и вовсе остаться заночевать. Это крутая опция.

Интересного было очень много, честно говоря, даже слишком. Забавляют зрители, которые реагируют на мое имя: сначала с недоверием, а потом со смехом. Очень часто меня кто-то ищет, человеку говорят: «Обратитесь к Клавдии Ивановне». Потом они видят меня и стоят в недоумении. Коллеги специально подкалывают меня тем, что обращаются по имени-отчеству. Был у меня еще один интересный момент совсем недавно, когда меня узнали в булочной. То есть я же не актриса, чтобы меня запоминать, но все же девушка узнала, поблагодарила за спектакль, сказала, что меня было трудно не запомнить. Мне стало очень неловко, я раскраснелась и с горем пополам вынула из бумажника визитку, чтобы эта девушка могла мне звонить и ходить к нам почаще. Выйдя на улицу, чувствовала себя настоящей звездой, как бы смешно это не звучало.

Что бы мне лично хотелось изменить в работе? Наверное, чтобы еще больше наших сумасшедших идей воплощалось в жизнь (что естественно!), чтобы было еще больше гастролей. А про театр в целом…много нужно изменить, нам нужен фирменный стиль, чтобы создать бренд и, не стыдясь, его раскручивать. Хочется, чтобы больше людей понимало, что мы не театр для детей с развлекательными спектаклями, а нечто более грандиозное и важное, что мы для людей всех возрастов.

Если охарактеризовать мою работу в БТК в трех словах, то, наверное, несмотря на то, что я не христианский человек, это вера, надежда и любовь.

3 сугубо личных вопроса:

-Что для Вас самое главное в жизни?
-Я не знаю, мне всего 27 лет, я еще не поняла, что главное. Это не мешает мне жить и радоваться.

-Какая у Вас мечта?
-Хочу, чтобы люди перестали быть неоправданно жестоки к своим ближним, особенно к животным. Хочется добра, чтобы никто на Земле не голодал и не плакал, чтобы снимали еще больше хороших фильмов и писали хорошие книги. Все просто.

-Что хотите сказать (пожелать, посоветовать…) читателям/зрителям?
-Хочу, чтобы люди чаще ходили в театр, чтобы, когда приводили детей, смотрели на сцену, а не в экраны телефонов. И дарили цветы артистам, это для них очень важно.”