Руслан Кудашов, главный режиссер

За 10 лет прекрасного было много: и открытия, и радость по поводу премьер. Просто сейчас этап не очень хороший. Мы живем и нам кажется, что нас сохраняет какая­то оболочка сверху. А потом рАз и понимаешь, что нет этой оболочки, что никто тебя не защищает, и ты помрешь один. Когда нам удается сохранять себя в иллюзии гармонии или любви – это благо, а потом это распадается. Художник – субстанция ускользающая, он прыгает то туда, то сюда, и куда его занесет – никто не знает. Эти перемены, которые происходят внутри – дадут возможность видеть человека и глубже, и противоречий, потому что люди – сложные существа. И мы по­разному друг с другом работаем.

Жизнь и дыхание сейчас лежат вне нас. Люди стали примитивными. И всё живое, оно сейчас смотрит со стороны на человечество и думает: «Вернуться к нему или нет?» Вот у меня такое ощущение. Поэтому мы ходим как некие существа. Наверное, вся проблема в нас, что мы не можем вернуть каких­то человеческих ощущений.

Для меня всякий человек, который хоть что­то сделал в искусстве, смешон. Мне кажется, что ничего никому не удавалось сделать. Потом после смерти мы понимаем, что этот ­ более­менее ничего, может не зря Нобелевку получил. А пока мы живы – мы ничего не достойны. Это эфемерный труд, он никому не нужен. Хирург – понятно, жизнь спасает. А мы что делаем? Ничего не делаем. Какой­то воздух создаем. В определенный момент он бывает нужен одному или другому человеку. В какой­то момент может он спасает жизнь. Но по сути – как нам относится? Все эти медали, звания – все это пустое. Ничего мы не можем заслужить. Что могут заслужить птицы? Они только корм могут заслужить. Их покормили, им хорошо… Это же все птичий труд. Не хищнический. А птицам никакой награды нет, кроме воздуха или неба, в котором они летают.

«Шпиль» ­ для меня это одна из самых важных работ. Этому замыслу уже более десяти лет, это должен был стать пятый спектакль театра «Потудань». Для меня это очень важно, сокровенно. Там выражена одна из самых больных тем для человека – тема гордыни, которая присуща каждому человеку. Гордыни, которая заслоняет свет, искажает видение человека. Когда человек, даже исполненный благородной целью, добивается ее всеми способами, не понимает того, что ослеплен и находится в мире живых людей, в очень сложном мире. И как это ослепление ведет к непоправимой ошибке. Мы не можем изменить людей, но на какое­то время надо услышать тишину. И в ней свою неправду. Для каждого человека важно услышать свою неправду – не то, в чем он прекрасен и светел, а то, в чем он не прав. И именно осознание своей неправоты дает свет. Христианство в покаянии, исповеди и молитве. Поэтому мне дорог «Шпиль». Есть тревога и страх, что я не справляюсь с этим гениальным романом. Он чудовищно прекрасен.

Мне бы хотелось, чтобы никто не издевался над человеком. Мне бы хотелось, чтобы мы были настолько мудры, что понимали особенности друг друга. На это не хватает терпения и сил. Мы очень разные. Хотелось бы, чтобы люди взрослели, им было бы хорошо здесь. Чтобы актеры (и не только) росли, становились содержательнее, мудрее. Все разговоры – общие, а мне бы хотелось более откровенного разговора.

Я благодарен очень многим в БТК. И как бы не были мои мысли не стройны, черны и непоследовательны – я благодарен очень многим.