Анастасия Кузнецова, начальник осветительского цеха

Я из Екатеринбурга понаехала . Училась в Уральском Государственном Университете, на историческом факультете. А затем, уже в Питере, в Театральной Академии, специальность «художник-технолог сцены». Со второго курса работала в театре «На Литейном», осветителем.

В БТК служу уже десять лет. Пришла сюда, когда главным режиссером стал Руслан Кудашов. Тогдашний технический директор театра пообещала, что будет весело. И, в общем, не обманула .

Устраивалась на ставку светооператора. Тогда это был совсем другой цех, серьезный, «кукольный» . И аппаратура вся винтажная была, «Гостеасвет», 1974 г. И даже сцена – без глубокого арьера, без механических штанкетов. Всего одна. Сейчас от того театра только стены остались, и то перекрашенные .

В чем заключается работа начальника цеха и художника по свету?… Вообще это две разные должности, по крайней мере, в театрах, где работает больше четырех человек в светоцехе. Есть еще третья должность — светооператор, и четвертая — планшетник — тот, кто развешивает фонари на каждый спектакль. Светооператор работает за пультом, художник по свету «рисует» спектакль на выпуске, начальник цеха составляет расписание, контролирует матчасть и раздает зарплату. Но так как БТК, несмотря на название, театр небольшой, то все эти функции немного перемешались. У нас в цехе все и развешивают, и проводят спектакли, трое из четверых регулярно выпускают новые постановки в качестве художников, а я еще и бумажки пишу. Многозадачность и многостаночность. Четыре сцены – четыре человека, нам требуются универсальные солдаты .

Параллельно с БТК случается работать в качестве приглашенного художника по свету в других театрах. Там работаешь “по ГОСТу”: приезжаешь и пальцем показываешь — “Вот это повесьте так, а вот это направьте сюда”. Смена занятий – лучший отдых .

Почему нравится работа именно в нашем театре? Здесь интересно. Здесь всегда что-то происходит. Сейчас в Питере не так много театров, в которых что-то происходит… Есть, конечно, независимые проекты. В некоторых даже удается поучаствовать: в Ахматовском музее детские спектакли, например, или в “Чарли Гордоне” (спектакль “Такого театра” “Эффект Чарли Гордона” — прим.ред). В общем, есть чем заняться.

Забавные случаи? На гастролях в Норильске, помнится, начальник местного УВД сказал, что “Вий” — это самое страшное, что он видел в своей жизни.

Что бы хотелось изменить в театре: денег побольше, работать поменьше — это же очевидные вещи! (смеется) Ну а если серьезно — спектакли чаще выпускать, кататься на гастроли – далеко и регулярно (улыбается).

Хобби? В основном, традиционные летние отпускные. Либо залезть повыше (альпинизм), либо уехать подальше (дальнобой на мотоцикле). В этом году удалось на корабле выйти в море. Настоящем, парусном. Умею весело потратить заработанные на искусстве бешенные деньги, да . Мечтаю когда-нибудь проехать по Америке на мотоцикле — от крайнего севера до крайнего юга.

БТК в трех словах: драйв, экшн, рок-н-ролл.

Зрителям хочу пожелать не приходить в театр с какими-то ожиданиями. Будьте открытыми. Стереотипы о «детском» и «кукольном» в БТК не работают, здесь и «Слоненок» и «Бармалей» встретиться могут .