Николай Муращенко, начальник монтировочного цеха

Монтировщиком я стал раньше, чем пришел в БТК. Получилось так, что я искал работу после окончания Театральной Академии по специальности “Театровед-менеджер”. В одном из питерских театров было объявление, что театру требуется администратор.
Я пришел на собеседование, в ходе которого нечаянно проговорился, что работал монтажником и мне предложили поработать монтировщиком, а после этого перевести на должность администратора. Монтировщиком я проработал год, админом меня так и не взяли. В том театре монтировщики выполняли все, что можно, где только требовались мужские руки. После года работы я ушел и решил, что монтировщиком работать я больше не буду.
Потом наткнулся на объявление в БТК, что требуется начальник монтировочного цеха. Пришел ради интереса — вдруг начальник не должен ничего таскать и собирать. Выяснилось, что начальник такой же монтировщик как и все, плюс к этому занимается организационной работой. Одновременно было предложение по специальности, но финансовая сторона вопроса перевесила в сторону БТК. Вот такая незатейливая история.

Мы собираем и разбираем спектакли, занимаемся техническим сопровождением спектаклей. Если объяснить простым языком, то занимаемся движением каких-то декораций по сцене во время спектакля. В нашем театре многие артисты помогают нам в этой работе. Когда я сюда пришел, начальником монтировочной службы был актер (Дмитрий Чупахин), что очень меня удивило. До этого я считал, что актеры могут работать только лицом, но оказалось, это не так. Такое возможно только в нашем театре.
Кукол мы не водим, но двигаем декорации и предметы: домики, печку, телегу в детских спектаклях.

На спектакле “Песнь Песней” монтировщик при помощи штанкетов опускает и поднимает щиты с письменами, раму, а так же героиню (которую играет Василиса Ручимская). На спектакле “Книга Иова” подъемом и опусканием конструкции тоже управляет монтировщик. Все эти перестановки происходят строго по репликам — текстовым, музыкальным или световым. Много работы у монтировщиков во время спектакля “Вий”. Кстати, здесь монтировщики даже выходят на поклон вместе с артистами, настолько высоко, наверное, режиссер оценивает наше участие в этом спектакле.

Самый тяжелый спектакль — “Тетрадь Тома Кенти”. Не только физически, но и по установке — очень много мелкой работы. Это происходит около 8-ми часов. А если говорить об укладке пола и перевозке его со склада, то вполне можно говорить о сутках. Самые легкие спектакли — “Золотой Цыпленок” и “Колобок”.

В театре мы одна семья. Очень теплые отношения, много смеемся. Мне здесь приятно работать, бывает иногда тяжело, но по ощущения душевным — приятно. Я не жалею, что здесь работаю.
Ну, и опять же ребята-артисты. Работая в других театрах я часто обращал внимание на то, что заслуженные артисты идут и смотрят сквозь тебя, не замечают. Здесь же мы одна команда. На гастролях мы работаем все вместе. Я надеюсь, что это будет и дальше. Что со временем и с их заслугами это не изменится.

Я всегда за определенность. Чтобы поменьше возникали какие-то внеплановые работы, но, к сожалению, в театре это невозможно (смеется). Мы же со своей стороны стараемся все делать вовремя и не подводить.


В течение сезона на хобби и увлечения нет времени. В отпуске стараюсь выбраться на море или озера, ведь я родился и вырос в Ялте, и вода мне просто необходима (улыбается). Единственное увлечение на которое у меня всегда находится время и силы — это книги. В хорошую погоду люблю повозиться со своей старенькой «девяткой», которая требует к себе постоянного внимания.


Когда прихожу в другой театр — сразу замечаю все нюансы — где-то кулиса плохо привязана, прострелы и недочеты всякие. Бросается в глаза. На одном спектакле я даже чуть на сцену не вылез — было интересно из чего сделана декорация.

О БТК в трех словах… Работа монтировщика, это прежде всего тяжелый физический труд, а уже потом участие в творческом процессе, поэтому в первую очередь УСТАЛОСТЬ и БОЛЬ (в физическом смысле этого слова) но все же есть и ВООДУШЕВЛЕНИЕ.