Ренат Шавалиев, актер

Помню первый и единственный поход в кукольный театр в школьном возрасте. Спектакль назывался «Русалочка». Артисты в ярких костюмах водили тряпочными куклами впереди себя, изображая, будто бы они плавают в море. Никакой магии кукольного театра тогда мне не получилось увидеть. Лишь на 1 курсе академии, когда увидел «Невский проспект» и «Потудань» моего мастера, был впечатлен и ошарашен до глубины души (это и был настоящий кукольный театр). Еще помню поход в драматический театр, давали «Повести Белкина»: живые люди, живые чувства, трепетные истории. Впечатлило. Помню, что если нравился спектакль, мне всегда хотелось подняться на сцену и пожить вместе с героями, успокоить ли того кто плачет или эмоционально выяснить отношения.

Подготовка роли начинается со сбора материала (фильмы, в том числе и документальные, живопись, музыка отражающие время и атмосферу, в которой живет персонаж). Например, для спектакля «Письма из пепла» смотрел документальные фильмы о первой мировой войне, о лошадях, читал Даниила Гранина, Э. М. Ремарка, изучал, как ядовитый газ воздействует на организм человека, пытался шкурой ощутить, что такое окопная болезнь. И так далее. А чтобы создать роль Дроссельмейера я за основу взял Геннадия Хазанова. Вообще многие хорошие артисты живут в моих ролях, даже женщины (смеется).

На первой репетиции сложно попасть в образ, такое ощущение, что ты ничего не умеешь. Такое бывает, если образ придумываешь здесь и сейчас, а иногда ты видишь образ четко и тогда уже знаешь, как двигается твой персонаж, с какой манерой говорит.

К героям не привыкаю. Я воспитываю себя таким образом, что жизнь достаточно хрупкая и постоянно меняется, так что к ролям стараюсь не привыкать. Если роли уходят, я особо не переживаю. Будут другие. Из 28 спектаклей, которые я сыграл за 10 лет, лишь один мне дорог. Не буду называть какой, чтоб не обидеть. Безусловно, роли воспитывают меня. Иногда открывают во мне новые краски, такие, которыми я в своей будничной жизни не пользуюсь. Иногда я сам удивляюсь, откуда это все лезет из меня. Роли заставляют сострадать чужому горю и хранить память.

Любимая роль? Напрашивается ответ – любимая роль еще не сыграна (смеется), но на сегодняшний день это старик Ширикава – штоковая марионетка (безумно красивая поэтическая история про комнату с рисом и смерти старика) (спектакль «Polverone (Солнечная пыль)» — прим. ред.) Этот персонаж похож на моего отца, которого уже нет в живых. Он умел молчать, когда одновременно и радостно и больно.

Хотелось бы сыграть Яго, Гамлета, кого-нибудь из пьесы Майкла Фрейна «Театр или шум за сценой», так же симпатичны герои романов Э. М. Ремарка.

Реакция зрителя очень важна, так как спектакль с ним и рождается. Если зритель смеётся или замирает, вдавившись в кресло, значит я на правильном пути. Зрителя чувствую на энергетическом уровне. И очень его люблю. Иногда бывает, что зритель не достаточно хлопает, мог бы и больше, ведь я так выложился. А иногда достигается полное понимание в конце спектакля. Для воображаемого зрителя никогда не играю, если это только не прогон спектакля без зрителя. Без зрителя я могу и дома сыграть.

Забавных моментов в БТК было очень много, так сразу не вспомнить. Помню только, как на спектакле «Колобок» кукла колобка выскочила из рук вперед и осталась лежать, пока я не выскочил с криком из-за прялки и не схватил ее. Помню, вводился в спектакль «Щелкунчик» и две сцены начинались почти одинаково. Я говорю какой-то текст и вижу, что  из звуковой рубки машет Арсеньева Татьяна, в кулисах какой-то шухер, в судороге бегают артисты и выезжает декорация. Оказывается артисты заготовились на вторую сцену, а я ее благополучно сократил, сердце в пятки ушло (улыбается). А вообще я люблю на спектакле «Кафе» колоть Марию Батрасову, только не получается, сам колюсь (смеется).

Я занимаюсь спортом, пробежкой, йогой, люблю рисовать, играть на фортепиано, сочинять музыку. Стараюсь каждое утро читать стихи, сейчас читаю «Божественную комедию», коллекционирую редкие издания клавиров опер, люблю вечерком взять клавир и послушать оперу. Люблю мастерить своими руками из дерева полочки и стеллажи.

У театра есть свой зритель, пока будет театр и режиссер Р.Р. Кудашов все будет хо-ро-шо. Новые формы не люблю. Сейчас так много играют с формой, что пропадает суть. Люблю актерский театр. Хочу видеть живого артиста!!!!! И сопереживать с ним!!!!! А форма  пусть обрамляет артиста (смеется). Пока будет жизнь, будет и развиваться театр. Есть молодая труппа с фантазией и сердцем, а значить, только вперед!!!!! В новых проектах буду участвовать, если позовут и если они мне будут интересны. Время покажет. Конкретного ничего не могу сказать. Хочу пожелать театру сил, терпения и взаимного уважения!