Алена Соколова, заведующая постановочной частью

Я заведующая постановочной частью в театре, работаю здесь, если не изменяет память, пятый сезон, уже не помню, если честно.

Попала я сюда так: я пришла устраиваться на практику… была некая договоренность директора с одним человеком, но директор о ней забыл. Я ему месяц докучала звонками и одним и тем же вопросом: «Можно я сегодня подойду встретиться? Можно я сегодня подойду встретиться?» –  он уже выучил, как меня зовут и что мне надо и, в итоге, когда мы, наконец, встретились, он мне совершенно неожиданно предложил должность… А я пришла устраиваться, естественно, бутафором, потому что я училась в ГАТИ на художника-технолога театра кукол, и собиралась здесь делать кукол. А директор говорит: «Я хочу предложить тебе вот такую авантюру: не хочешь ли ты попробовать себя завпостом (заведующей постановочной частью)?». Конечно, хочу! Вот, собственно, и все.

И я театру понравилась, и мне театр понравился. Конечно, я любила БТК и до этого. Естественно.

А ещё был такой нюанс. Когда я уже устроилась сюда работать, еще во время моей практики: в мой первый рабочий день мы с Русланом Равилевичем для «Покаяния и прощения» веточки расставляли. Он меня учил, как это правильно делать, чтобы потом он уже этими вопросами не занимался. Мы забирали из его кабинета марионеток, и я вижу афишу, которая у него в кабинете висит – «Пир во время чумы». И я вспоминаю, что это был первый спектакль, который я увидела в этом театре. Мы уже поступили в Академию, но еще не начали учиться. Почему-то этот спектакль был в июле, что странно, ведь театр в июле обычно закрыт. Я вспоминаю, что пришла на этот спектакль тогда, уже поступив на эту специальность. Тот спектакль перевернул мой взгляд на кукольный театр, я поняла, что это может быть интересно, серьезно… Там много других слов, которые мы применяем, к чему-то хорошему. А не к тому кукольному театру, к которому привыкли с советских времен. Я вспоминаю, как я тогда, четыре года назад, сидя в зрительном зале, загадала желание: стать завпостом этого театра. Я об этом забыла, и вспомнила только тогда, когда уже стала работать здесь.

Чем я занимаюсь? Я организую процесс, отвечаю за то, чтобы у спектакля все было хорошо. Это может быть новый или старый спектакль, который уже в репертуаре. Все проблемы, которые случаются с ним, и все люди, которые работают вокруг спектакля, исключая актеров, являются действующими лицами в спектакле. Я слежу за этим процессом. Если у них там то-то сломалось, мы это чиним, если это новый спектакль, я контролирую процесс выпуска, изготовления декораций. Сообщение друг с другом внутри театра, внутри цехов и снаружи, когда у нас что-то приходит извне.

Иногда я ощущаю себя мамой. Потому что такие глупые иногда ситуации возникают. Я думаю: «Ну как это так?! Ребят, вы, вроде взрослые. Неужели не разобраться?»

Я люблю свой театр и свою работу, не отношусь к ней, как к чему-то, что делаю по обязанности. Серьезно. Я в эмоциональном плане не устаю. Я устаю, когда что-то выматывает физически. После долгих выпусков и сложных проектов. Конечно, нужно какое-то время адаптироваться: сон, отпуск. Возможные варианты. Но в целом не устаю. Театр является не то, чтобы моим хобби… Но отчасти, наверное, так. Я очень люблю свою работу и свою профессию.

Я с детства в театре, с детства на сцене: музыкальная школа, танцы, все такое. Вообще всю жизнь была с той стороны и, когда поняла, что у меня там не все клево получается, в смысле на площадке, я ушла в другую сторону и чувствую себя здесь достаточно комфортно.

Ходите на наши спектакли и перестаньте думать, что это советский детский кукольный театр. У нас очень хорошо и интересно.